Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск
Слабовидящим

Министр Ярошенко: год в строю

20.01.2017

 

 

Ушедший 2016 год для правительства Иркутской области стал годом больших испытаний. Но наибольшая нагрузка и ответственность выпали на долю министра здравоохранения Олега Ярошенко. Не будет преувеличением сказать, что этот год он провел в буквальном смысле на линии огня. И Ярошенко, будучи человеком военным, свою работу на посту министра выстроил по-военному: сбор исходной информации, оценка ситуации, принятие решений и контроль над исполнением.

 

— Олег Николаевич, не секрет, что вас называют очень жестким руководителем...

 

— Назначая меня на должность министра, губернатор Сергей Левченко сказал, что степень неудовлетворенности населения Иркутской области качеством и доступностью медицинской помощи возглавила рейтинг самых больных проблем. Опередив и ЖКХ, и дороги, и коррупцию. Перечислять можно до бесконечности: набившие оскомину очереди, ожидание приема узких специалистов, скученность и отсутствие элементарного комфорта в самих поликлиниках, масса нареканий по поводу медицинской деонтологии (этических норм), состояние материально-технической базы, кадровый дефицит, самоустраненность главных врачей и т. д. Чтобы изменить ситуацию и вернуть доверие людей, нужно было принимать экстренные меры.

 

По словам министра, первая задача была вернуть авторитет мин­здрава и восстановить управляемость со стороны главных врачей. Чтобы они не чувствовали себя оторванными от реальной действительности и не были предоставлены сами себе, а работали в единой системе оказания медицинской помощи. Работали не эпизодически, а системно — каждый день начиная с проверки регистратуры, приемного отделения, мест общего пользования, пищеблоков, общаясь с пациентами, медперсоналом, то есть работали на благо людей, а не на благо себе лично.

 

— Мы исключили формальный подход в оценке эффективности работы медучреждений и главных врачей, выявления их сильных и слабых сторон. В результате по итогам прошлого года 23 организации получили неудовлетворительную оценку со стороны всех ведущих специалистов-экспертов. Более того, во многих учреждениях вскрылись нарушения финансово-хозяйственной дисциплины.

 

Ярошенко подчеркивает, что всем главным врачам, получившим «неуд», была дана возможность исправить ситуацию. Многие руководители смогли перестроить работу и добиться улучшения показателей. Однако нашлись и такие, кто упорно отказывался менять стиль управления, поэтому с шестью из них не были продлены трудовые договоры, еще с семью главврачами трудовые договоры были расторгнуты.

 

— Впервые в минздрав была внедрена практика проведения конкурса на должность главного врача. Заявки принимались от всех претендентов в соответствии с их квалификационными и образовательными требованиями. В конкурсной борьбе побеждали те, кто имел свою программу выхода из критической ситуации и программу развития. Этот путь доказал свою эффективность. Ситуацию удалось переломить. За 11 месяцев 2016 года по сравнению с таким же периодом предыдущего на 2,4% снизился показатель смертности от заболеваний системы крово­обращения, на 5,4% — от травм и других последствий внешней причины. Смертность от ДТП снизилась на 18%, от туберкулеза — на 21%, от болезней органов пищеварения — на 26,7%, от пневмонии — на 4,5%. Показатель младенческой смертности, который в послании президента в 2016 году занял одно из ведущих направлений, снизился на 20,5% и составил 5,8 на тысячу родившихся живыми детей. Это лучше, чем средний показатель по России.

 

— При прежнем руководстве региональное здравоохранение финансировалось по остаточному принципу. В 2015 году бюджет отрасли был снижен на 700—800 млн рублей, и это было безропотно принято руководством регионального минздрава. А как сейчас?

 

— Все правильно. Если нет денег, то какие требования я могу предъявлять главным врачам, заведующим, всему персоналу? Мы отстаиваем каждый рубль. Команде минздрава удалось принципиально изменить отношение законодательной и исполнительной власти к финансированию отрасли. Кто стучится, тому двери открывают. Всего в 2016 году на приобретение медицинского оборудования выделено 316,9 млн руб., что в 8,5 раз больше, чем в 2015 году.

 

— Олег Николаевич, большой круг вопросов читателей связан с работой скорой помощи. Люди даже в городах жалуются на ее функционирование, а уж в деревнях и поселках тем более.

 

— Эффективность работы скорой медицинской помощи в основном зависит от профессионализма сотрудников, от правильной маршрутизации, транспортировки больных в нужное лечебное учреждение и от человеческого фактора. Часто все упирается в работу диспетчера. Поэтому было принято решение создать единую диспетчерскую информационную службу станции скорой медицинской помощи. Эта система позволит максимально оптимизировать маршрут и свести к минимуму риск человеческого фактора. Минздраву удалось серьезно сдвинуться в этом направлении — на создание службы из областного бюджета впервые выделено 2 млн руб. Сейчас в проект объединения СМП включены Иркутск и Иркутский район, на очереди Усолье и Усольский район, Ангарск, затем вся область. В течение 1—2 лет вся Иркутская область будет покрыта сетью Единой диспетчерской информационной службы.

 

— Очень важная тема — закрытие многострадальной психиатрической больницы в селе Александровском Боханского района. Долгие годы правозащитники били тревогу, возмущаясь самим фактом нахождения людей в ужасных условиях. Петиция о ее закрытии набрала около 100 000 подписей. Расскажите подробнее, как за короткий срок удалось поставить точку в этой мрачной истории.

 

— Эта проблема была одной из центральных с момента моего вступления в должность. Потребовалось не только мобилизовать профессиональный кадровый и материально-технический потенциал, но и собрать волю в кулак. Я понимал, что если вопрос снова откладывать, то мы нарушим клятву Гиппократа перед пациентами, которые находились в совершено неприемлемых условиях — и по площадям, и по санитарно-гигиеническим нормам. Немного истории. С 1873 года в здании действовала Александровская центральная каторжная тюрьма, больше известная как Александровский централ. В качестве медицинского учреждения психиатрического профиля здание использовалось с 1956 года. И с тех пор тянулась эта история. Мы решили твердо: дальше ждать нельзя, невозможно и неприемлемо.

 

Главная задача была найти соответствующие учреждения для размещения пациентов закрываемой больницы: сделать ремонт, закупить оборудование, провести работу с главными врачами, руководителями муниципальных образований, районных дум и местными жителями.

 

— Были публикации о том, что жители одного из населенных пунктов очень обеспокоены перспективой возможного соседства с пациентами из Александровского централа.

 

— Да, существовало заблуждение, что эта категория больных является социально опасной и агрессивной. И население, находясь в плену ложных мифов и представлений, было настроено против перевода больных в их населенные пункты. Мы встречались с инициативными группами граждан, проводили с ними беседы, разъясняли, что их страхи беспочвенны. В итоге перевод, который предыдущее руководство планировало провести в течение нескольких лет, мы провели за полгода.

 

Больных разместили в четырех муниципальных образованиях: в ОГБУЗ «Тулунский психоневрологический диспансер» (отделение в д. Афанасьева), ОГБУЗ «Усть-Удинская районная больница» (д. Новая Уда), ОГБУЗ «Заларинская районная больница» (п. Тыреть), ОГБУЗ «Тулунская городская больница» (п. Будагово), ОГБУЗ «Чунская районная больница» (п. Лесогорск). Переезд проходил четко по разработанному плану. 28 июля переехала первая группа пациентов, а 28 октября — последняя. В ноябре мы с группой специалистов минздрава ездили с проверкой в деревню Афанасьева Тулунского района, куда перевезли 40 пациентов из Александровского, и убедились, что для них созданы достойные условия. Закуплена мебель, приобретены планшеты и ноутбуки, новая зимняя одежда, пациенты имеют возможность ежедневно гулять на свежем воздухе. По желанию для них специально покупают фрукты и кондитерские изделия.

 

Сами пациенты рассказали, что здесь им намного лучше, светлее, просторнее, уютнее. При этом надо понимать, что эти люди в силу своей психической патологии не способны на продуманный обман, их нельзя научить, что и как нужно говорить.

 

— Олег Николаевич, еще интересная тема — развитие сотрудничества в сфере здравоохранения между Иркутской областью и Китаем. Расскажите об этом направлении.

 

— Да, в июне 2016 года официальная делегация руководителей медицинских учреждений области впервые посетила провинцию Хэйлунцзян, Харбин, встретилась с руководством комитета по охране здоровья и планированию семьи. Посетила ведущие учреждения, в том числе Университет традиционной китайской медицины. В сентябре у нас побывала ответная делегация из Китая. Уже в октябре я от лица минздрава подписал с представителями комитета соглашение о сотрудничестве и взаимодействии в сфере здравоохранения. А в декабре были подписаны шесть соглашений с шестью медицинскими организациями Иркутска и шестью Харбина. Это серьезный прорыв в рамках международного сотрудничества. Соглашения позволят обмениваться опытом и специалистами, проводить симпозиумы, внедрять передовые технологии.

 

— О каких учреждениях идет речь?

 

— Двусторонние соглашения заключены между Харбинской детской больницей и Иркутской областной клинической больницей, а также городской Ивано-Матренинской клинической больницей, между Иркутским областным онкологическим диспансером и Больницей провинции Хэйлунцзян, ЗАО «Курорт «Ангара» и Хэйлунцзянским университетом китайской традиционной медицины. Комплексные соглашения подготовлены сразу четырьмя медицинскими учреждениями — Иркутской областной клинической больницей, Иркутским областным консультативно-диагностическим центром, Иркутской стоматологической поликлиникой № 1 и Больницей провинции Хэйлунцзян. Кроме того, единый документ положил начало сотрудничеству Иркутской государственной медицинской академии последипломного образования, Иркутского областного центра врачебной косметологии, Иркутского областного врачебно-физкультурного диспансера «Здоровье» с Хэйлунцзянским университетом китайской традиционной медицины.

 

Для наших китайских коллег очень интересны достижения иркутской медицины в области высоких технологий. Мы же планируем изучать опыт китайских специалистов в области медицинской реабилитации, китайской традиционной и спортивной медицины и иглорефлексотерапии.

 

Хочу подчеркнуть, что в связи с многократно возросшим туристическим потоком из Китая в Иркутск мы сможем оказывать китайским туристам медицинские услуги, тем самым пополняя наш региональный бюджет.

 

Больничная стройка

  • В мае 2016 года завершено строительство II очереди районной больницы в селе Баяндай, в июле — строительство поликлиники Аларской районной больницы в поселке Кутулике. Оба объекта — долгострои, их строительство началось в 2006 году.
  • В июле 2016 года завершено строительство и получено разрешение на ввод в эксплуатацию 6 ФАПов в Заларинском районе, в сентябре 2016 года — 5 ФАПов в Зиминском районе. Завершено строительство второго палатного блока Иркутской областной клинической больницы. Уже закупается и монтируется оборудование.

Поделиться

Телефоны горячих линий
Запись на прием к врачу: 8 (800) 200-37-97
«Горячая линия» по обращениям граждан (справочная): 
+7 (3952) 280-326. Время работы отдела с 9-00 до 18-00, в вечернее время, выходные и праздничные дни все телефонные обращения фиксируются путем автоматической аудиозаписи с последующим их рассмотрением в первый рабочий день после выходного или праздничного дня.
Лекарственное обеспечение: +7 (3952) 260-916
Гражданам, нуждающимся в обезболивающей терапии
с 9:00 до 18:00 – +7 (3952) 260-917 в выходные, праздничные дни и нерабочее время – +7 (3952) 465-371
Оплата труда работников здравоохранения:
+7 (3952) 265-152
Обязательное медицинское страхование:
8-800-100-50-90, +7 (3952) 33-26-22
Круглосуточная «Горячая линия» по консультированию граждан Иркутской области по вопросам оказания паллиативной медицинской помощи взрослому населению:
+7 (952) 617-11-09